?

Log in

No account? Create an account

Мой текст на Эхе Москвы.

Мы знаем, в какой стране и среди каких процессов мы живем.
И ни одна или почти ни одна беседа не обходится сегодня без разговора о том, что происходит. С властью, со страной, с обществом...

Я человек не особо терпимый и, бывает, говорю резко.

И часто слышу в ответ на свои резкие суждения примерно следующее:

- Костя, ты молод, ты максималист. (Это произносится, естественно, старшими.)

- Костя, в этой стране все всегда так было. И ничего не изменится. (Это произносится циничными.)

- Костя, надо делать свое дело. (Это - теми, кто действительно много и успешно работает в своей сфере.)

- Костя, а кто, если не они?.. (Это произносится как-то особенно проникновенно.)

- Костя, а ты думаешь, где-то по-другому? (Это произносится обязательно с лукавым прищуром огромного опыта и снисхождения к юности и горячечности оппонента.)

- Костя, все равно большинство - за них... (Это произносится со страданием в глазу, означающим солидарность собеседника в оценке ситуации и предложение влиться в число малочисленной элиты, ставшей жертвой тупого народа.)

- Костя, не дай Бог, революция! Это же кровь! Мы это уже проходили... Не надо! (Говорится это с таким трагизмом, что начинаешь верить, будто твой собеседник сам пострадал от красного террора и чудом уцелел во время булыжникометания.)

Вариантов этих фраз - десятки.

А суть не меняется.

Мне скучно отвечать этим людям, что не везде так же, что если всегда было так, это не значит, что так должно оставаться, что, наконец, я уже далеко не так юн и у меня маленький ребенок.

И я просто прекращаю разговор. А сам думаю. Думаю о своем ребенке. О том, какова моя ответственность перед ней, перед моей Аней. И я понимаю, что больше всего я боюсь двух вещей. Чтобы мой ребенок когда-нибудь устыдился меня. И чтобы когда-нибудь упрекнул меня наследством, которое я ему передам.

А под этим наследством я понимаю не счет в банке или дом на теплом море, а страну и среду, в которой он будет жить и работать...

Я знаю, что мой ребенок будет достаточно умен и талантлив, чтобы своими руками построить свое благополучие. Я научу его тому, как я понимаю жизнь и ее ценности. Я научу его многим умениям. Но этого мало. Я должен передать ему свободную и справедливую страну. Потому что только в свободной и справедливой стране мой ребенок сможет применить эти знания. В стране, где все зависит от Человека, а не от его связей, количества денег или готовности вылизать начальственную жопу одним из многочисленных способов, выработанных нашей сегодняшней элитой. Да-да, именно элитой, ибо искусство лизать начальственный зад разрабатывается и шлифуется во дворцах, а не на полях, где трудятся рабы сиятельных господ. Там постигается другое искусство - терпеть.

Я думаю обо всем этом и не могу смириться с ответами моих собеседников. Потому что их много. И потому что многие из них - уважаемые мной люди. И еще потому, что в словах этих людей я чую ложь. И предательство. Не по отношению к нам - мы сами виноваты в том, что имеем, - но к нашим детям, к стране, культуре.

И я пытаюсь понять, что заставляет их говорить ТАК? Что заставляет их в той или иной форме мириться с окружающей нас реальностью? Я не хочу верить, что это их сознательный выбор. Просто не хочу. Я повторюсь: я очень уважаю многих из них, многих считаю безумно талантливыми людьми. Умными. Сложными.

Я тогда решил для себя объяснить это биологией.

Вот мы с вами дышим кислородом. И если вместо кислорода в атмосферу начнет поступать углекислый газ, мы начнем задыхаться. А есть люди, у которых для дыхания есть еще специальный орган. Жабры. Но не для дыхания под водой. Просто они этими жабрами могут вдыхать ВОЗДУХ НЕСВОБОДЫ. И они даже не замечают, что состав атмосферы поменялся. Одни задыхаются, задыхаются РЕАЛЬНО, и оттого вопят, носятся с лентами по улицам, уезжают, наконец. А другие - другие искренне не понимают: чего они ТАК?! Ведь все ничего. Ну да, есть проблемы, но дышать-то можно. Им кричат: НЕЛЬЗЯ НЕВОЗМОЖНО УМИРАЕМ. А они... А они все те фразы, что я привел выше, и тысячи других...

Среди этих людей есть люди разных возрастов и профессий. Есть те, кто отрастил эти жабры в советское время, есть те, кто родился с этим органом (талант адаптации к несвободе передается от пап и мам детям, так же как и талант воспевания несвободы), наконец, есть те, кто за большие деньги пересадил себе этот ценный орган... Но всем им уже бесполезно объяснять что-либо. Можно разве что насильно заклеить им эти жабры. Пусть подышат как ЧЕЛОВЕКИ, и тогда, быть может, поймут, что жить в нашем Отечестве становится удушливо.

Впрочем, есть, наверное, и те, что будто из рассказа Зощенко: сидят возле чадящей печи, в обморок вот-вот грохнутся, но твердят: нет, нет запаха, хорошая печь, исправная...

Огнеликий.

В 90-е годы советская армия, уходя из Латвии, точнее, флот, сбросил в море фосфор. А фосфор в холодной воде превращается в камушки, невероятно похожие на янтарь. Камни эти стало выносить на берег и их подбирали дети. А фосфор при нагревании загорается. Буквально. И были несчастные случаи. Например в театре: шел детский спектакль. И у мальчика в зале вдруг загорелся кусочек "янтаря" в кармане. И загорелась одежда... Его спасли...

Наболело.

Я хочу обратиться ко всем, кого заслуженно или нет, СМИ и народ причисляют к элите страны. Людям искусства в первую очередь. Людям театра, кино, литературы, художникам, архитекторам, всем, кого СМИ именуют этим канцелярским словосочетанием "творческая интеллигенция". А еще точнее, ко всем, кто в силу своих заслуг, репутации, положения, известности, имеет возможность встречаться с власть предержащими, взаимодействует с ними и кого власть так мечтает видеть в своих союзниках. Всех, кому эта власть регулярно раздает ордена и звания, чьи юбилеи засыпает поздравительными телеграммами, и с кем обязательно встречается перед выборами, справедливо полагая, что эти люди авторитетны в глазах народа и одно только появление с ними на экранах ТВ прибавит рейтинга и популярности. Господа! Я обращаюсь к вам. Мы, те кто, как и Вы, регулярно платим налоги, и наши деньги крадет коррумпированное государство. Мы, как и Вы, голосуем в надежде МИРНО изменить ситуацию в стране, и наши голоса крадутся все той же коррумпированной государственной машиной. Мы, к сожалению, не имеем политиков, которые представляли бы нас во власти. Увы. За последние 10 лет существующая власть выжгла все что было витального, харизматичного и дельного на поле политической оппозиции. Но так сложилось, мы всегда мыслили Вас хоть какими-то своими представителями на той, другой стороне луны, где живет Власть. Мы всегда надеялись, что Вы смелы, совестливы и свободны. И что при встрече с несправедливостью, подлостью, обманом и людьми, творящими все это, Вы встанете и скажете правду. И вступитесь за свой народ. Мы по-прежнему ждем. Хотя теряем веру. И все больше думается, что подлинная элита страны, ее подлинное богатство - не в Вас, молчащих и прячущих лица за тонированными стеклами хороших авто, не в Вас, лезущих из каждой щели телеящика, и не в Вас, уютно расположившихся в начальственных креслах в больших кабинетах... А в тех девочках и мальчиках, что с открытым сердцем выходят на улицы не в силах терпеть унижение. Не в силах видеть как насилуют их страну. Господа! У Вас еще есть шанс быть, если не элитой, то просто порядочными людьми. Мы ждем Ваших голосов. Мы ждем Вашего СЛОВА. Нельзя проходить мимо избиваемого на улице человека, прикрывая лицо воротником плаща и рассуждая о том, что каждый должен заниматься своим делом. Нельзя молчать, когда страну избивают, лишают права голоса, когда детей из интернатов одевает в "нашисткие" куртки и гонят на улицы за несколько сотен рублей скандировать имена вождей, когда деньги простых людей, честно платящих налоги, воруют беззастенчиво, нагло, не стесняясь ничего, когда бандиты в погонах убивают невинных, судьи сажают по лжесвидетельствам. Нельзя прикрываться воротниками дорогих плащей... Мы ждем. Очень ждем

Текст

ПАЛЬТО

Под утро приснилось Болшево...
Там зимой были финские сани и катались с горы.
И был запах свежих сладких булочек ближе к пяти - на чаепитие.
Да, и Сам Чай - в стаканах с подстаканниками. Индийский - представлялось. 
И представлялась Индия.
И кино по вечерам.
И еще были лыжные походы.
И огромные деревянные шахматы и шашки.

Хочется вешаться. Не как пальто. По-другому.

Не будет ни того тела, на которое натягивал чулки, чтобы не мерзнуть.
Ни той темноты ночного леса.
Ни той простуды.
Ни жидкой ели обернутой гирляндой из лампочек мигающих безмолвно.

Хочется плакать. И не получается.

Ты знал, что этим кончится и нечего лукавить.
По крайней мере, теоретически - жить еще долго.

А то что сниться будет Болшево до конца - терпи.
Может быть, в этом и есть главное что-то...

Posted via LiveJournal app for iPad.

Tags:

таллин.

Запись сделана с помощью Приложение LiveJournal для Android.

Tags:

ЛИР

Программка

ЛИР. КОМЕДИЯ

Автор — Уильям Шекспир
Режиссер — Константин Богомолов
Художник — Лариса Ломакина

Роли исполняют:

Король Лир — Роза Хайруллина
Георгий Максимилианович Альбани — Ульяна Фомичева
Гонерилья Лировна Альбани, его жена — Геннадий Алимпиев / Александр Кудренко
Семен Михайлович Корнуэлл, генерал армии — Дарья Мороз / Яна Сексте
Регана Лировна Корнуэлл, его жена — Антон Мошечков
Корделия Лировна Лир, младшая дочь Лира - Павел Чинарев
Г-н Заратустра, посол Европы в нашей стороне — Татьяна Бондарева
Самуил Яковлевич Глостер, писатель — Ирина Саликова
Эдгар Самуилович Глостер, его законный сын, еврей — Юлия Снигирь
Эдмонд Самуилович Глостер, его незаконный сын, русский (по матери) — Алена Старостина / Анна Чиповская
Доктор Лунц — Яна Сексте / Дарья Мороз
Пророк Зороастр, пациент спецпсихбольницы — Татьяна Бондарева

Время действия: 1941-1945 годы.
Место действия: Москва и Подмосковье, Ленинград, Берлин, оккупированные территории.

Текст трагедии Уильяма Шекспира «Король Лир» - в переводе Михаила Кузмина.
В спектакле использованы тексты Фридриха Ницше («Так говорил Заратустра») стихи Пауля Целлана (в переводе Ольги Седаковой), Самуила Маршака и Варлама Шаламова, текст Откровения Иоанна Богослова, документальные тексты, тексты Отсебятины.

В спектакле звучит музыка Фридриха Ницше, Фаустаса Латенаса, Дьердь Лигети, мелодии и песни советских и несоветских композиторов, документальные записи.